Льготное лекарственное обеспечение: конечный бюджет и закон о безграничном леченииСистема льготного лекарственного обеспечения в России довольно парадоксальна. С одной стороны, есть конечный бюджет, а с другой стороны, — закон о безграничном лечении. Но такого финансовая система никогда не выдержит. Либо покупаешь много дешевых препаратов, но они неэффективны, либо немного дорогих, но их на всех не хватает.

Не та эффективность!

Современная система здравоохранения ведущих мировых держав направлена на то, чтобы предупреждать, предотвращать заболевания, не прибегая к высокотехнологичной помощи в стационаре. Стационарное лечение — это всегда большие деньги. Гораздо дешевле вылечить человека медикаментозно в привычных для него амбулаторных условиях. Для этого необходимо улучшить диагностику и обеспечить пациента современными эффективными препаратами. Обычно такие лекарства недешевы.


Сегодня в фармацевтической среде используется понятие «международные непатентованные наименования» — это группы аналоговых препаратов как отечественного, так и иностранного производства для лечения определенных групп заболеваний.


Как правило, в рамках 94-го ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» регионы должны закупать международные непатентованные наименования. По этому закону, выигрывает тот, кто предложит самые дешевые лекарства, потому что это — самый главный критерий. Однако, самые дешевые лекарства — как правило, не самые лучшие, а, как раз, наоборот. Не та эффективность лечения! И даже в пределах конкретной группы лекарств, препаратом одного производителя можно лечить, а другого — нельзя: он может вызвать аллергическую реакцию, вплоть до летальных исходов.


Хотели, как лучше…

Переступить этот барьер — сложно. Однако проблема есть и все это понимают. Говорят, что 94-й ФЗ издавался для предотвращения неоправданно высоких цен. Поскольку, в условиях конкуренции и аукциона, поставщики вынуждены снижать цены на одинаковые препараты одного и того же производителя. И конечный потребитель от этого не страдает. Здесь складывается здоровая конкуренция между поставщиками. Другое дело — группа международных непатентованных препаратов. Играть на ценах здесь очень сложно. Тут-то и кроется основная проблема! Вроде бы тот же препарат, но по лечебному воздействию он совершенно другой, поэтому эффект от такого лечения минимальный.


И регионы понять можно. По закону человеку положено льготное лекарственное обеспечение в рамках заболевания или социальной принадлежности. Вроде бы льготника должны лечить, с другой стороны — бюджет конечный и фиксированный, и выскочить за его рамки невозможно. Поэтому регионы и пытаются в рамках доступных денежных средств обеспечить льготное лекарственное обеспечение, используя, порой, неэффективные, но более дешевые лекарства.


Льготы — пустой звук?

Бывает, доходит до абсурда: субъект готов оптимизировать несовершенную систему, чтобы вместо трех таблеток не очень высокого качества снабдить пациента одной, но качественной. Но тут вступает в силу 94-й ФЗ, предполагающий режим свободной конкуренции в пределах международных непатентованных наименований.


Здесь действует много факторов и, прежде всего, ограниченное количество денег. Но даже в рамках этого бюджета можно было бы закупить ряд эффективных препаратов, остро необходимых субъекту, особенно это касается инсулинов. Однако сейчас льготников нередко пытаются перевести с высококачественных препаратов на заменители. По инструкции — вроде бы то же самое. Но по факту — это разные вещи. Поэтому льготник порой поставлен в очень тяжелую ситуацию. Врач говорит: по закону закуплены более дешевые препараты, а льготник говорит: не выписывайте, я их принимать не буду, и, по сути, льгота для него становится не льготой, а пустым звуком. Таким образом, льготное лекарственное обеспечение нередко превращается в фикцию: вроде бы оно есть, но нет тех препаратов, которые могли бы помочь.


Льготные программы

Список льготных лекарств год от года остается неизменен в своей основной массе, обновляется лишь 10–15% препаратов. При этом часть льгот финансируется из федерального бюджета, а часть — из регионального. В федеральный регистр льготников входят Герои Советского Союза, инвалиды, чернобыльцы, всего порядка 20–30 категорий граждан. Региональный регистр более широкий. Там есть социальная категория льгот детей от 0 до 3 лет и детей до 6 лет из многодетных малоимущих семей, а также льготы по определенным заболеваниям.


Помимо этого есть дополнительные федеральные высокозатратные программы, в том числе, «7 нозологий», формирующие отдельный регистр. К примеру, если в Московской области федеральных льготников примерно 200 тысяч, а региональных — 400 тысяч, то регистр «7 нозологий» включает порядка 1500–2000 человек. При этом составляются списки, закупаются лекарства, подаются сведения о закупке — под конкретного человека, так как препарат там может стоить от десятков тысяч до полутора миллионов рублей за упаковку. Никакой человек, даже с очень высокой зарплатой, просто не в состоянии их купить. А не принимать он их не может, иначе он — не жилец.


В настоящее время федеральный центр рассматривается возможность расширения программы льготного лекарственного обеспечения на пациентов с орфанными — редкими — заболеваниями, препараты для лечения которых тоже стоят недешево.


Оправданы ли цены?

При этом ряд иностранных фармкомпаний в нашей стране продают лекарства по ценам в 30 раз дороже, чем они реализуются в других странах мира. И получается, что по программам льготного обеспечения при ограниченном бюджете государство может закупить лекарства лишь для 96 тыс. ВИЧ-инфицированных больных, в то время как требуется — для 200 тысяч. При этом, больше половины нуждающихся остаются без лекарств. Им выписывают неэффективные препараты. Но если бы компании снизили искусственно вздутые цены хотя бы вдвое, то можно было бы обеспечить этими препаратами всех больных.


Возможно, неоправданно высокий уровень цен связан с монополией или с таможней. Может быть, в тех странах, где эти лекарства стоят в 30 раз дешевле, стоят производственные площадки, что тоже сказывается на конечной цене.


Субъект привязан к рынку

Субъект, как таковой, привязан к рынку. Когда закупают лекарственные средства, есть перечень. Как идет процесс? Лечебно-профилактические учреждения подают заявку. Ее рассматривают в рамках имеющихся денежных средств. И закупают лекарственные препараты. Но когда идут закупки, объявляется аукцион на приобретение, и местные фармпоставщики диктуют цены. При этом ниже цен внутреннего рынка РФ никак нельзя опуститься. Здесь решает отнюдь не субъект, он может лишь ориентироваться на рыночные цены. Вопрос о том, почему один и тот же препарат стоит у нас в 30 раз дороже, чем за пределами страны, лежит в компетенции федеральных ведомств.

Подготовила Светлана Белостоцкая

Источник: ria-ami.ru