Кто же такой фармацевт?Каковы функции фармацевта в аптеке на текущий момент, ответить очень и очень нелегко. Давайте разберемся, почему, и постараемся все же определить круг функциональных обязанностей фармацевта.

Основная сложность в определении функций фармацевта заключается в том, что уже не совсем понятно, кто же такой фармацевт. В СССР и в Российской Федерации понятия фармацевта и провизора (кстати сказать – закрепленные в отечественных нормативных актах!) отличались и отличаются от того смысла, который вкладывают в них в ряде зарубежных стран. При этом в последние годы стало модно называть своих специалистов на зарубежный манер, и аптечный бизнес не остался в стороне от этого поветрия. Поэтому определить, кто такой фармацевт в России и что он должен и может делать, стало еще сложнее.

На далеком Западе

В Соединенных Штатах Америки, фармрынок которых несомненно в определенной степени служит ориентиром для отечественного фармрынка, фармацевт – это «специалист здравоохранения, ответственный за предоставление помощи пациенту, обеспечивающей оптимальные результаты лекарственной терапии» (ACPE, Accreditation council for pharmacy education, 2006 г.). Это человек с очень высокой степенью квалификации. Если раньше в США фармацевтов готовили 4-годичные колледжи, дававшие им дипломы бакалавров (т.е. по факту, хотя в США фармацевты считались специалистами с высшим образованием, а в России – со средним, сроки обучения этих специалистов не столь уж и отличались), то в последние годы ситуация сильно изменилась. Анализ деятельности аптечных организаций в США показал, что квалификация таких фармацевтов, способных лишь выдать лекарство по рецепту, недостаточна. Это привело к существенному изменению американских образовательных стандартов в области фармбизнеса. Как результат, последний выпуск фармацевтов-бакалавров был около 10 лет назад, и сегодня в США для фармацевтов существует только один уровень образования: PharmD. Иначе говоря, минимальный уровень образования всех американских фармацевтов сегодня – это уровень кандидата фармацевтических наук, причем практики фармации, а не теории, столь горячо любимой российскими специалистами. Поэтому, кстати, российский кандидат фармацевтических наук получит в США не PharmD, а PhD in Pharmacy, т.е. звание доктора философии в фармации, и права работать фармацевтом у него не будет.

Какое отношение американская история имеет к нам? На самом деле никакого. Именно поэтому нам надо отдавать себе отчет в том, что наш фармацевт и американский – это разные специалисты, с разным уровнем образования и с разным функционалом.

Да, нам нужно стремиться к этому уровню работы аптек и подготовки аптечного персонала, однако необходимо четко осознавать гигантскую пропасть, существующую между российским и американским здравоохранением.

Отечественный фармацевт

В нашей стране фармацевт – это специалист со средним профессиональным образованием, при этом российский образовательный стандарт, равно как и законы, принимаемые в России в последние годы, достаточно четко говорят о том, что именно фармацевты – основной квалификационный уровень аптечного звена российской системы здравоохранения.

Российский образовательный стандарт предусматривает, что провизор должен заниматься вопросами исследований, производства, консалтинга и управления в фармацевтической отрасли. А на долю фармацевта приходится реализация ЛС и товаров аптечного ассортимента, изготовление лекарственных форм и проведение обязательных видов внутриаптечного контроля, организация деятельности структурных подразделений аптеки и руководство аптечной организацией при отсутствии специалиста с высшим образованием, организация и управление фармацевтической деятельностью, консультированием и информированием потребителей фармацевтических услуг.

Нужны ли России грамотные специалисты?

Иначе говоря, в функции фармацевта в Российской Федерации входит весь функционал внутриаптечных работ и процессов, а провизор, как специалист с высшим образованием и имеющий расширенный багаж знаний в области медицины и фармации, в принципе, в аптечном звене вообще не нужен.

Так ли это на самом деле?

Общемировая тенденция значительного повышения требований к уровню подготовки фармацевтов, наблюдающаяся в развитых странах, обусловлена реально существующими в мире тенденциями, такими как рост числа осложнений, связанных с лекарственной терапией, увеличение случаев неадекватной фармакотерапии, рост числа побочных реакций и т.д. Это обусловлено как ростом числа случаев самолечения вследствие повышения доступности медицинских знаний (в частности, посредством сети Интернет), так и снижением уровня знаний врачей в области фармакологии и биоэквивалентности препаратов (в особенности неопиоидных анальгетиков).

В этих условиях даже в странах, обладающих высококачественными системами здравоохранения, возрастает значимость фармацевта как человека, способного помочь покупателю сделать правильный выбор и защитить его от опасностей, связанных с ошибками в применении ЛС.

К сожалению (никого не хочу обидеть, но это правда), лишь единицы российских фармацевтов обладают достаточными знаниями и навыками, чтобы подняться над ролью фармацевта-кладовщика или продавца, отпускающего лекарства, и приблизиться к роли фармацевта-консультанта, стоящего на страже здоровья людей.

Даже при соответствующем обучении (например внутрикорпоративном) более половины фармацевтов оказываются не в состоянии воспринять нужный объем знаний, что четко показывает постренинговый контроль обучения первостольников.

Таким образом, говоря о роли фармацевта в аптеке, с сожалением приходится признать, что в России между тем, что должен и что может сделать фармацевт, еще долгие годы будет существовать значительный разрыв. При этом, хотя профессиональное аптечное сообщество прилагает определенные усилия, чтобы изменить сложившееся положение дел, российское правительство стабильно принимает решения, толкающие отрасль в совершенно противоположную сторону.

Владимир Корнюшин, директор информационно-аналитического центра «M.I.R.»

Источник: журнал "Аптекарь"